Илья Девин: Армения – место, куда приезжаешь за собой

Туры в Армению: Фотограф Илья Девин - отзывАрмения – удивительно место не только для этнических армян. Её магия притягивает людей с разных уголков планеты, желающих найти что-то иное или открыть забытые истины.

Московский фотограф, работающий с глянцевыми журналами России, не первый год приезжает в Армению по разным причинам. Сегодня в объективе его камеры – армянские семьи и армянские семейные ценности.

Илья, ты не первый раз в Армении. Первая поездка была в 2007 году,  чем тебя влечет или отталкивает Армения сегодня?

Первый раз я приехал в Армению в 2007 году. Тогда как фотограф сопровождал туристическую группу из России. За 4 дня об Армении успел узнать только то, что рассказывал гид. В следующий раз  приехал в Армению в 2013 году по приглашению кинорежиссёра Армана Геворгяна, с которым познакомился на киносъёмках в Белоруссии. На короткий срок был предоставлен сам себе и, познакомившись с работниками музея истории Армении, узнал об истории и культуре страны всё то, что привело меня сюда сегодня, в 2016 году.

Фотография позволяет сформировать авторское видение на многие вещи, что не видны другим, внимание к деталям развивает наблюдательность. Ты согласен?

Фотография — это способ коммуникации, язык. У него свои законы, соблюдение которых ставит тебя в определённые рамки, требует освоения специфических навыков, выработки неординарных привычек. В конечном итоге, через всё это фотография воспитывает тебя. Фотография — это выполнение обязанностей, ежедневная работа, ответственность. При этом фотография даёт тебе новые возможности, открывает доступ к тому, что не сможешь почувствовать, увидеть и зафиксировать, пока добровольно не согласишься на все ограничения и трудности с ними связанные.

Тур в Армению на неделю с дегустацией коньяка

И только воспринимая фотографию всерьёз, позволяя ей по-настоящему менять тебя, можешь получить право обогатить её своим вкладом. Для меня главная формула работы и успеха в фотографии — это любить фотографию в себе, а не себя в фотографии.

Какие детали ты замечаешь в Армении, что могут быть интересны фотографу?

Армения богата контрастами. Здесь много нового и старого, природного и рукотворного, аутентичного и интернационального. Как контрастный душ. Сначала сумбурно, потом интересно и, наконец, захватывающе. Это испытание для творческого мышления. Можно выбрать путь туристических штампов и экскурсионных стандартов. А есть возможность, положившись исключительно на собственные силы, переосмыслить очевидное, найти ответы, которые не лежат на поверхности. В этом случае есть шанс остаться честным с самим собой и увидеть хотя бы немного правды об Армении, которая подобно любой мудрой стране не торопится раскрывать слишком много секретов случайным гостям. Для меня главный секрет в любой стране, в которую я приезжаю с камерой — это люди. Их лица, их личные истории и их общая История, их жизненный опыт. В Армении, по моим ощущениям, это опыт семейственности.

Сегодня ты в Армении с новым авторским проектом «Семейные ценности». Расскажи о нём.

Идея проекта родилась спонтанно. Одна моя знакомая предложила сделать серию фотосессий для семей её знакомых. Это должны были быть «дорогие» фотографии в стиле звёздных съёмок для журнала ОK! Или Hello! Мне такая стилистика работы знакома, но мне она не по душе. Они должны быть чёрно-белыми, обязательно сделанными на плёнку и свободными от любых украшательств, помпезности, «причёсанности». Честные и настоящие. Люди на таких фотографиях должны и через 100 лет по-настоящему интересны их правнукам и праправнукам. Так и родилась идея сделать проект о том, насколько ценно иметь семью, с которой можно собраться и сфотографироваться на память.

Винный тур по Армении

Сегодня плёночная фотография уже почти мертва, но у меня плёночных камер по-прежнему больше, чем цифровых, и заставляю себя регулярно снимать на плёнку, чтобы не потерять эти редкие на сегодняшний день навыки. После 3-летнего перерыва вернулся в Армению, чтобы сфотографировать армянские семьи на чёрно-белую плёнку и потом подарить им эти снимки. Также и небольшое интервью об истории их семьи, об их понимании семейных ценностей. Неожиданно и одновременно очень приятно было узнать по приезду в Ереван, что жанр семейной фотографии уже приобрёл в Армении немалое количество почитателей благодаря усилиям Эмма Марашлян. Ещё приятнее было согласие Эммы помочь в организации моих съёмок, в том числе – двух съёмочных дней в её фотоателье.

Фотографируя людей разных национальностей, учитывая твою специализацию на портретных жанрах, ты мог бы выделить особенности фотографируемых? Что они ждут от твоей работы?

В своей работе пока не замечал, что отношение к процессу фотографирования как-то связано с национальностью. Это больше зависит от индивидуальности человека. Стараюсь подстраиваться под каждого человека, чтобы ему было комфортно перед камерой. Но и не забываю и о задаче, которой посвящена съёмка. В рамках проекта «Семейные ценности» всем семьям предлагал быть перед камерой такими, какими бы они хотели, чтобы их увидели потомки через 100 лет. Такая постановка задачи у всех вызывала улыбку, и в итоге даже самые скромные герои съёмок не были разочарованы.

Какой ответ ты хочешь найти, изучая армянские ценности? Или речь о поиске как о философии жизни?

В рамках проекта «Семейные ценности» я ищу ответ на один единственный вопрос: «Что такое семейные ценности?». Нужно пойти и спросить об этом все существующие на планете семьи. Этот путь долгий и сложный. Но честный. Именно ему и следую. Не знаю, успею ли поговорить со всеми семьями на Земле, но знаю точно, что начать этот путь я должен с Армении.

Фотография 170 лет назад задала направление развитию. Определила вектор искусства. Фотография сегодня может создавать новые жанры для искусства?

На заре своего существования фотография была своего рода недоразумением. Людям, привыкшим к живописи, не было понятно, зачем вообще нужно нечто, что всё равно останется жалким подобием настоящего искусства. Ведь искусство отвечало за вечное, вневременное. Картины писались по нескольку месяцев, а нередко даже лет, и писались они на века. В 20-м веке благодаря глянцевым женским журналам граница между миром фотографии и миром искусства постепенно стиралась. И усилиями изданий вроде Vogue Harper’s и Bazaar фотография эволюционировала до статуса просто технического инструмента. Фотографическое изображение перестало быть самодостаточным.

Экстрим - туры в Армению

Благодаря возможностям графического редактирования (Photoshop и т.п.) любая фотография воспринимается и фактически является не более чем заготовкой для дальнейшей работы, исходным сырьём. В этом смысле она ничем не отличается от холста, масляных красок и кисти. Будущее современной фотографии и её роль в пространстве изобразительного искусства  определено скоростью создания фотографии. Доли секунды для щелчка затвора аппарата. Камеры сегодня везде: в телефонах, планшетах, ноутбуках. Фотографом сегодня считает себя любой человек. Времени на получение фотографических изображений всё меньше. Понимания, зачем вообще нужно делать фотографии – ещё меньше. Но фотографии по-прежнему инстинктивно больше доверяют, чем картине. Несмотря на всесилие фотошопа, подспудно фотография воспринимается как самый честный свидетель реальности. Исхожу из того, что любое произведение изобразительного искусства – и в том числе фотография – может считаться искусством только в том случае, когда оно изначально нацелено на то, чтобы спровоцировать человека задуматься над самим собой, вдохновить его изменить себя и окружающий его мир.

Общаясь с людьми в Армении, что ты отмечаешь? Опиши то, что тебя привлекает. Есть ли стереотипы, что для тебя подтвердились?

Не рискну говорить со 100%-ной уверенностью, потому что слишком мало было времени, чтобы успеть хорошо узнать Армению. Но точно могу отметить несколько моментов. В Армении намного безопаснее, чем может показаться из России. Армяне намного более гостеприимны, чем можно предполагать. Армяне менее «горячий» народ, чем можно было ожидать. И, наконец, Армения находится сегодня в очень интересной фазе исторического, политико-экономического и культурного развития. В чём-то она похожа на Россию конца 90-х – начала 2000-х годов. Сегодня молодое поколение армян незаметно для себя совершает непростой выбор, определяющий дальнейшую эволюцию страны на многие годы, а возможно, и десятилетия. Армянская молодёжь решает, будут ли их дети армянами или европейцами армянского происхождения. Надеюсь, проект «Семейные ценности» поможет им более осознанно сделать этот выбор –  и это будет выбор в пользу армян.

Ты отметил, что Армения влияет на людей. Чем она повлияла на тебя? Как ты оцениваешь эти изменения?

За короткий срок нет глобальных перемен, но влияние ощутимо. Армения дала мне множество поводов и пищи для размышлений. Главный вопрос – «что значит быть представителем той или иной национальности?». Что в наше время можно считать реальным признаком/атрибутом «русскости», «армянскости» или «новозеландскости», если из-за  глобализации даже национальные языки медленно, но верно превращаются в английский?

Рассматривая Армению как точку отсчета культурной трансформации, какие задачи ты возлагаешь на иностранцев и какие на армян?

Любой иностранец может быть полезен Армении, если даст жителям повод и возможность быть более осознанными, а в связи с этим – и ответственными в вопросах, касающихся будущего Армении. Несмотря на то, что история Армении насчитывает несколько тысячелетий, армянская культура остаётся очень молодой. Она очень восприимчива ко всему новому, открыта для диалога с другими культурами. Богатство накопленного исторического опыта делает её крайне ценной участницей современного цивилизационного ландшафта. Но западный мир сегодня всё меньше считается с самобытностью локальных культур, агрессивно и крайне успешно распространяя идеологию универсализма индивидуалистического мировоззрения. При этом устойчивого фундамента для индивидуальной идентичности он не предлагает.

Недорогой тур в Армению - все объекты ЮНЕСКО

Позволит ли Армения собственной истории деградировать до фольклорных формальностей и пыльных музейных экспонатов или сможет осознать, насколько ценно и актуально всё то, что досталось ей по наследству от предков – будет зависеть, с одной стороны, от того, насколько восприимчива будет она к голосам тех иностранцев, которые решаться увидеть в Армении нечто большее, чем просто объект туризма. С другой стороны, в Армении всё ещё жива Семья. Семья с большой буквы. Семья как источник жизни. Как цель и смысл человеческой жизни, что удерживает тончайший баланс между прогрессивной по своей природе человеческой индивидуальностью и коллективной логикой самосохранения. Если армяне смогут сохранить в своей культуре такую Семью, то будут способны и на конструктивный цивилизационный диалог со всем миром, включая армянскую диаспору.

Планируешь ли ты приезжать в Армению снова? С какой целью?

Конечно, планирую. Целей будет много. Обязательно продолжу фотографировать армянские семьи и знакомиться с ними, делать съёмки для других проектов, связанных с Арменией. Мне интересны армянские ремёсла, например, ковроделие. Непременно будет проект, посвящённый матриархату и женщине в современной Армении.

Елена Кожемякина, переехала жить в Армению в 2009 году.

19 сентября 2016 года

Источник: RepatArmenia

  • (+374 91) 01 56 60 (24/7)

 

 

 

Top